Реконструкция Саратова

Реконструкция Саратова: чужой макияж для родных морщин

Опубликовано Опубликовано в рубрике Архив Менякина Ю.И.

Реконструкция Саратова: чужой макияж для родных морщин

Недавно Саратов узнал о том, что в реконструкции его городского центра примет участие москвич Зураб Церетели.

Наша газета продолжает разговор с заинтересованными лицами, высказавшими желание откликнуться на это известие. Сегодня – слово доценту кафедры архитектуры СГТУ Ларисе Тарасовой.

– Неужели своими силами саратовские архитекторы уже не могут справиться?

– Справиться с чем? Ради достижения определенных целей можно пригласить архитектора не только из Москвы, но и из Америки, только надо четко представлять, для чего и почему именно этого архитектора. Церетели же, насколько я знаю, по образованию живописец и, на мой взгляд, очень неплохой. У него есть декоративные скульптурные композиции интересные, но когда он берется за монументальную скульптуру, архитектуру тем более, – сразу заметны в его работах отсутствие сомасштабности, нечувствительность к окружению.

Но дело опять-таки совершенно не в Зурабе Константиновиче. Тем более, что за именем Церетели стоит мощная проектно-строительная фирма, которая активно ищет заказы по всем городам и весям нашей необъятной страны. У них свои, совершенно понятные интересы. Но у нашего-то города должны быть свои интересы. Я слышала, что эти господа предлагают перекрыть, превратив в некий пассаж, наш проспект Кирова. Думаю, все здравомыслящие люди согласятся, что далеко не самая первоочередная для нашего города задача. Зачем портить то немногое хорошее, что у нас есть?

– А какие задачи для Саратова первоочередные?

– Это тоже, наверное, очевидно любому горожанину, достаточно оглянуться вокруг. С научной точки зрения могу сказать, что города проживают определенные, циклично повторяющиеся стадии развития. Есть периоды, когда преобладает активный территориальный рост города, и периоды, когда расширение вовне затруднено, сведено к минимуму, а происходит достройка, перестройка, благоустройство на уже освоенных территориях. Саратов сейчас находится в стадии реорганизации сложившейся городской ткани. Огромные территории, принадлежащие городу, освоены очень неэффективно. Сколько пустырей, заброшенных промышленных территорий, сколько ветхой одноэтажной застройки! Такая застройка занимает более 60 процентов территории, отведенной под жилье, что для крупного города безобразно много. Очень низок уровень благоустройства как в периферийных районах, так и в двух кварталах от проспекта Кирова, плохое дорожное покрытие, открытый и с апреля пылящий грунт во дворах, вдоль дорог, неухоженные деревья.

И все-таки главной проблемой Саратова является транспортная. Движение в городе практически парализовано. Чтобы изменить ситуацию, нужны колоссальные капиталовложения для строительства мостов через Волгу, транспортных развязок, скоростного пассажирского транспорта. Вот если бы, например, Церетели, с его-то влиянием, помог нам в строительстве метро! Да за это ему можно было бы отдать на откуп отделку всех станций!

– Ну, а что предлагают наши архитекторы по реконструкции центра?

– Архитекторы предлагают реконструировать центр комплексно. Любому профессионалу понятно, что надо не просто встраивать между двумя покосившимися памятниками архитектуры здание элитного кооператива, а заниматься преобразованием всего квартала: расчисткой от ветхих построек внутриквартальных пространств, ремонтом, реставрацией, перепланировкой старого жилого фонда; деликатным строительством новых зданий, инженерным обеспечением, благоустройством, озеленением.

Я, например, знаю, что в «Саратовгражданпроекте» разработаны предложения по комплексной реконструкции значительных фрагментов центра: кварталов, прилегающих к улицам Кирова, Московской, Челюскинцев, Мичурина и т.д. Но комплексная реконструкция в наших условиях не интересна для заказчиков. Никто не желает тратить деньги на снос и отселение жильцов, на сложные работы по реставрации памятников архитектуры. Проще застроить пустующий участок, благо городская администрация щедро раздает лакомые кусочки земли в самом центре: возле Дома офицеров, за церковью «Утоли моя печали», на территории парка культуры.

Последний пример вообще вопиющий. В Саратове, где парков и скверов в десять раз меньше нормативных показателей, архитекторы из проекта в проект предлагают расширение площадей под озеленение. В частности, планировалось по мере сноса окружающей парк ветхой застройки расширить его территорию, вывести к Волге. Теперь мечтать об этом уже поздно. Новые жилые дома, коттеджи и секционные, как грибы, растут на месте ветхой застройки, окружая парк кольцом. Причем строительство это в большинстве случаев самовольное. Но кто посмеет покуситься на уже выстроенные или строящиеся хоромы «новых русских»? По крайней мере, организация, призванная следить за порядком в строительстве, – «Архстройконтроль» – показала себя совершенно бессильной.

– Лариса Германовна, из этого положения есть ли вообще какой-то выход?

– Теоретически – конечно. Необходим комплекс градостроительных законов, обязательный для всех; утвержденный проект развития центра города; уважение и доверие властей к специалистам, осуществляющим градостроительную политику, проектировщикам; гласность и открытость в принятии важных для горожан решений.

Казалось бы, очевидные вещи, но сейчас ничего этого нет. Нет проведенных через Думу законов, а есть указы городской администрации, которые сегодня подписываются, а завтра подписавшим же чиновником и нарушаются. Нет утвержденных генплана развития города и проекта детальной планировки центра. Зато есть неприкрытое давление на архитекторов со стороны администраций области, города, руководители которых считают себя более сведущими в архитектуре, чем профессионалы.

Правовой вакуум создает широчайшее поле деятельности для тех, кто имеет власть и деньги. А мы, горожане, равнодушно взираем на то, как у нас отнимают наши парки, обстраивают кольцом гаражей уникальный природный комплекс «Кумысная поляна», в очередной раз мостят, благоустраивают крохотный пятачок центра, оставляя в полном забвении 90 процентов остальной территории города.

В странах с развитым гражданским обществом любые значимые градостроительные акты становятся предметом широкого обсуждения, контролируются общественностью. Если бы проект реконструкции центра Саратова был выставлен на всеобщее обозрение перед мэрией, например, горожане могли бы контролировать соответствие того, что было запроектировано и что строится на том или ином участке. Да и потенциальные заказчики могли бы сопоставить свои желания с положениями данного документа. Чем больше гласности, тем меньше возможностей для нарушений.

– То есть вы считаете, что облик города зависит не столько от таланта архитекторов, сколько от правильной политики властей?

– Он зависит от их сотрудничества. Тут учувствуют даже три стороны: заказчик, архитектор-исполнитель и какой-то градорегулирующий фактор, ставящий две первые фигуры в определенные рамки. Прежде чем заказать архитектору проект, заказчик должен получить разрешение на строительство именно этого объекта именно в этом месте. Это разрешение может быть ему выдано или в соответствии с имеющимся планом застройки центра, или, если никаких документов нет, в соответствии с волей подписывающего разрешение чиновника. Конечно, именно от архитектора зависит внешний облик этого сооружения. Но если, например, заказчик сумел «выбить» разрешение на строительство здания в 10 этажей вместо 5-7, рекомендуемых архитектором в связи с близостью памятника архитектуры, архитектору остается смириться или отказаться от заказа.

Поэтому обвинения архитекторов во всех тяжких грехах далеко не всегда правомерны, хотя, естественно, и у них бывают неудачные решения.

Городские власти имеют мощные рычаги влияния на заказчиков, которые они должны использовать в интересах всех горожан. Уже в ряде наших городов есть положительный опыт комплексной реконструкции за счет частных инвесторов, но при поддержке государственных структур, которая выражается в снижении цен на землю, налоговых льготах и т.д. для тех, кто преследует не только свои интересы, но и делает что-то для города. К сожалению, многие современные чиновники имеют психологию временщиков, думающих лишь о том, как побольше продержаться на плаву или стартовать выше, поэтому от них сложно ожидать каких-то продуманных долгосрочных программ в области градостроительства.

– И все же: в Саратове есть хорошие архитекторы?

– Конечно, есть! Но специфика архитектурной деятельности в том, что даже самому талантливому архитектору, чтобы стать «хорошим», нужен постоянный тренаж, опыт практической работы. Значит, в городе должно быть много строек, а это зависит уже не от архитектора, а от экономического состояния города. Беда наших архитекторов – мелкотемье. В основном им приходится делать проекты интерьеров, входов в магазины, перепланировки, в лучшем случае – коттеджи. Им просто негде показать себя. Тем более странно отдавать крупные заказы на сторону. Как бы ни нравился кому-то Церетели, нельзя ожидать от него понимания специфики нашего города, масштаба, колорита саратовской исторической застройки. Нам надо искать свое лицо, отличное и от Москвы, и от Парижа, и вряд ли нам в этом может помочь кто-то со стороны.

Вопросы задавала

Наталья Проскурякова

27  мая 1998 года

Газета Саратов

Материал из архива архитектора Ю.И.Менякина